Архив газеты

Январь 2018

пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Общество

Владимир Рунов: «Я пожимал руку Чаплину»

Владимир Рунов: «Я пожимал руку Чаплину»

«Разве другая профессия, кроме журналистики, дала бы такую возможность? »

Анна Юркова

Накануне Дня российской печати известный журналист, педагог и писатель Владимир Рунов в интервью «КИ» рассказал о секретах профессии, о том, что привлекает в сферу СМИ нынешнюю молодежь и какой должна быть идеальная пресс-служба.

Ветер свободы…

- Владимир Викторович, у вас за плечами более чем 50-летний опыт в журналистике, и есть с чем сравнивать. Как вы оцениваете работу СМИ сегодня?

- На мой взгляд, журналистика резко помолодела, тогда как хребтом любой профессии является средний возраст. В 90-е годы, когда вместо трех действующих газет в Краснодаре вдруг появилась сотня, редакции заполнили энергичные молодые люди. Это было время, когда писали остро и свободно. Но с уходом корифеев постепенно исчезла аналитика, а ведь журналист пишет не только о сегодняшнем дне, но и накапливает информацию, сравнивает текущее событие с прошлым. Я знал редактора немецкого журнала «Штерн» - 90-летнего крепкого старика, помнившего еще Бисмарка. В свои преклонные годы он обходился без компьютеров, и его эрудиции мог позавидовать любой ученый.

 Другой аспект - политическая направленность журналистики. В свое время Петр Придиус, создатель газеты «Кубанские новости», часто повторял, что хороший журналист тот, кого знает читатель. И в переломный период номера газет «Кубанские новости», «Краснодарские известия» рвали из рук, просто в этих редакциях собрались мастера высокого класса. Сегодня, увы, все иначе. Появились пресс-службы, которые взяли на себя роль управленцев.

- Вы в свое время работали пресс-секретарем у мэра Краснодара Валерия Самойленко…

- Да, работал. И всегда его убеждал в том, что пресс-служба не должна приказывать журналистам: пишите это или то, она должна рассказывать максимально полно, чем вы занимаетесь. В прошлом некоторые руководители мягко использовали этот механизм давления (устраивали застолья для журналистов, кому-то помогали в решении личных вопросов) - закончилось все печально, их похвала стала приравниваться к награде. Недаром говорят, что Россия - страна отношений, а не законов. Для журналистики это яд. Она потеряла свой драйв, перестала быть защитником, последней инстанцией, куда шли люди. В итоге, о каких безобразиях вы бы ни писали, на вас не обращают внимания.

- Но и в советское время газеты и телекомпании тоже находились под жестким контролем власти…

- Раньше существовали правила и профессионализм сотрудников стоял на первом месте. Приведу два случая из своей практики - насколько была действенна журналистика в те годы. Я сотрудничал с газетой «Социалистическая индустрия» (кстати, печатный орган ЦК КПСС), довольно хлесткой и острой по наполнению. Как-то раз на ее страницах вышла моя статья «Сервис с поборами» о директоре краснодарского автомобильного центра. Он организовал сервис так, чтобы создать у посетителей ощущение дефицита, нередко пороги магазина обивали профессора, артисты, депутаты. В то время у руля краевой власти стоял Иван Полозков. Все, что появлялось в прессе о Кубани, помощник обводил карандашом и с утра относил ему в кабинет. Мою публикацию он прочитал в восемь утра, а в девять у директора забрали пропуск. На следующий день его сняли с должности, несмотря на влиятельных покровителей. Такая же история произошла с руководителем лесоторговой базы. А сегодня - что хотите пишите. Когда газета теряет свою действенность, она прежде всего теряет доверие читателей.

 

Всероссийский спальный район

 - И все же о проблемах Краснодара не пишет только ленивый. Вы следите за тем, как освещают события в городе?

- Например, ваша газета в последнее время значительно улучшилась: мне нравится ее новостная подборка, живость языка, то, как авторы берутся за городские проблемы. В то же время в Краснодаре остается громадное количество вопросов, и они будут нарастать. Больше года назад произошла смена руководства города, и это не просто физическая перестановка, а с моей точки зрения, смена курса. Прежние власти превратили Краснодар во всероссийский спальный район. К нам едут из разных уголков страны, охотно покупают квадратные метры. Только вот рядом нет ни детских садов, ни поликлиник, мы растягиваем коммуникации и строим гигантские дома.

Я много лет работал помощником зампредседателя крайисполкома по капитальному строительству и усвоил важную истину - город делится на две части: одна под землей, другая -

на поверхности. И если нет ничего под землей, то внешняя половина - пустая декорация. Я отлично помню, как выглядела улица Северная: в частном секторе вместо туалетов чернели выгребные ямы, сейчас теснятся высотки. Музыкальный район тоже вырос у всех на глазах. Но это еще полбеды. Специалисты говорят, что дома в тридцать этажей таят массу опасностей. Когда подойдет время капитального ремонта, должна быть инфраструктура: заводы, лифтовое хозяйство, профучилища. А где они сейчас? Поэтому сочувствую нынешней команде. И хотелось бы, чтобы об этих проблемах в СМИ говорили в полной мере, а не вполголоса. Газета должна будоражить людей, а чиновник от нее - чесаться. Все, что происходит в городе, прежде всего дело жителей.

 

В журналисты я б пошел, только кто научит?

- Вы были в числе немногих, кто стоял у истоков факультета журналистики в КубГУ, возглавляете факультет телерадиовещания в КГИК. По вашему мнению, вузы выпускают сильных специалистов?

- Понимаете, в мире факультетов журналистики не существует. В той же Америке есть только специализированные курсы. Ремеслу можно быстро научить (технологической стороне дела), а вот творчеству... Журналистика никогда не была массовой профессией, большинство мастеров в этой сфере поначалу вообще никакого понятия о ней не имели.

- Тем не менее на факультетах внушительные конкурсы…

- Ответ прост: для большинства молодых людей журналистика - возможность получить известность. Представьте, миловидная девушка живет в станице и, насмотревшись телешоу с Ксенией Собчак, думает про себя: «Я же такая красавица - пропадаю в глуши». Но она забывает, что Собчак из семьи известного политика, хорошо образованна и знает несколько языков.

Телевидение в наши дни - зрелище, и чем больше на экране шокирующих картинок, тем лучше. К нам недавно приезжал в гости с мастер-классом известный кинорежиссер Вадим Абдрашитов и поделился своими наблюдениями. Подошла его очередь набирать студентов на курс, идут экзамены, «а я все больше прихожу к мысли, что хочу отказаться, потому что ребята видят только внешние проявления профессии», признается он. Нет замены Юрию Сенкевичу, Сергею Капице, Николаю Дроздову, вместо этого нас вовлекают в какой-то увеселительный хоровод.

В то же время, если правильно пользоваться нашей профессией, она создает удивительную жизнь. Я рассказывал, как встречался с Чарльзом Чаплиным? Это произошло в 1970 году в Швейцарии. Тогда я был редактором молодежной передачи краснодарской студии телевидения. В паре с Верой Кириченко мы завоевали первое место в соцсоревновании. Так меня включили в состав группы для поездки по местам пребывания Ленина в Швейцарии. Приехали в город Монтрё, посетили с экскурсией Шильонский замок, воспетый еще Байроном. И вдруг вспоминаю, что в городе Веве (следующая станция после Монтрё) живет Чаплин. Мой друг Володя Зенгер знал английский, и я предложил съездить. Нашли виллу. Позвонили. Когда Чаплин услышал, что мы из СССР и очень любим его фильмы, он заметно растерялся. Трогательно пожал всем руки и извинился, что не может пригласить в дом. Жаль, фотоаппарат с собой мы не прихватили. Но вот что интересно: разве другая профессия, кроме журналистики, дала бы мне такую возможность?

- Бытует мнение, что, когда профессия теряет свой престиж, она приобретает женское лицо. А в любой редакции костяк коллектива сегодня составляют труженицы пера. Вы согласны?

- В нашем вузе даже на отделении операторского мастерства много девушек, хотя профессия традиционно считается мужской. У меня нет четкого ответа, почему так. Наверное, это эхо глубоких социальных проблем, которые коснулись мужчин. Раньше на факультете журналистики МГУ 80% студентов составляли юноши, сегодня наоборот. А женская журналистика другая. Запомнились первые репортажи из Сирии тогда еще молоденькой корреспондентки Анастасии Поповой. Под объективом камеры она бегала по разрушенным улицам Алеппо, прячась от пуль. А я сам прошел все  горячие точки. На фронте учат: «Ты приехал не для того, чтобы героически погибнуть, а добыть информацию». Репортерская профессия очень тяжелая, особенно военная, и на женских хрупких плечах она не всегда выглядит уместно.

- Как думаете, победят ли электронные издания бумажные?

- Если честно, я не вижу причин, чтобы газета умирала. Читательские рейтинги падают не потому, что бумагу вытесняют цифровые технологии, а потому, что издание становится малоинтересным. Привлекательность газеты зависит от нее самой. А ощущение бумаги ничем не заменишь.

Дата: 12.01.2018 20:55:38