Топ 5 новостей

Афера с коровами провалилась

Жительница Апшеронского района решила разбогатеть на несуществующих коровах.

На Кубани ищут школьницу из Элисты

Пропавшую в Калмыкии Ангелину Буваеву, 2003 года рождения, ищут в Краснодарском крае.

Здравствуй, Родина!

Возвращению военнослужащих 32-го отдельного медицинского отряда из Сирии радуется вся Кубань. 14 декабря их встречали на родине.

Осторожно! Контрафакт

В этом году почти 300 жителей Краснодарского края отравились некачественными напитками, более 200 человек погибли.

Вернулись с медалями

Кубанские спортсмены вернулись из Болгарии с чемпионата Европы по тхэквондо.



Архив газеты

Декабрь 2017

пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Общество

Марина Шамара: «Я бы не советовала отдавать деньги на улице»

Марина Шамара: «Я бы не советовала отдавать деньги на улице»

«Президент детского благотворительного фонда «АНАСТАСИЯ» Марина Шамара рассказала в интервью «КИ» о том, что подталкивает людей к меценатству, о дефиците волонтеров, и как отличить мошенников от тех, кому на самом деле нужна помощь.»

- Марина, сегодня можно говорить о волне благотворительности, ведь тот же интернет пестрит призывами о помощи: с фотографиями больных детей, контактными данными, номерами счетов, куда можно отправить деньги. В чем причина этого всплеска - люди стали добрее?

- Действительно, благотворительность - веяние нашего времени. В СССР этих больных детей мы, скорее всего, не видели. Они годами сидели в четырех стенах. Возможно, играло роль требование быть одинаковыми: единая школьная форма, учебники, идеология. Слова «инклюзия» просто не существовало. Сейчас многое поменялось. Малышей-инвалидов мы чаще видим на улицах, о них говорят в соцсетях. Взять ту же Эвелину Бледанс, которую многие обвиняют, что она «пиарит» своего ребенка. Пусть это так, но ведь она выводит сына в свет, дает ему возможность жить полной жизнью. Люди привыкают и с удовольствием оказывают помощь. Наши родители об этом не думали, сами еле сводили концы с концами. Я родилась в 80-е и тоже помню стесненность быта, но своим детям хочу привить потребность делать добро. Кстати, в Европе благотворительность стала повседневным делом, как убрать комнату или приготовить ужин.

- А как быть с волонтерами на улице или лавирующими между колоннами машин в час пик?

- Под видом волонтеров могут ходить попрошайки, представляя липовые справки. Тот же бокс для сбора средств оформляется по определенным правилам, и если прохожий не знает об этом, то вряд ли поймет, что к чему. Как оградить себя от мошенников? Надо знать фонды, которые, к примеру, действуют в нашем городе. Лично я бы не советовала отдавать деньги на улице, так как получить официальное разрешение на работу волонтеров в таких местах очень трудно (на проезжей части и перекрестках вообще запрещено). Опять же бокс в торговом центре может быть установлен только по договору, причем стационарно, и всегда имеет пломбу с датами учета. Просто так он не сможет появиться, потому что налагает материальную ответственность на владельца помещения.

- Из чего родилась идея создать свой фонд, ведь изначально вы готовили себя к другой профессии?

- Стимулом стали дети: сначала в семье появилась Настя, потом Алексей, естественно, в ходе воспитания возникает множество вопросов. В частности, в Краснодаре я долго не могла подыскать детский развивающий центр по своему вкусу. Поэтому с мужем решили открыть детский клуб «Шамарики» (игровая площадка, где проводят праздники и веселые занятия). Сейчас в таких клубах нет недостатка, их можно встретить в каждом спальном районе. Но, как говорится, если чего-то сильно хочешь, делай это сам. А затем год спустя (летом 2013 года) зарегистрировали детский благотворительный фонд.

- Назвали его именем старшей дочери…

- Возможно, когда она вырастет, ей будет интересно продолжить это дело. Впрочем, и сейчас мои дети часто задают вопросы. По мере их занятости я стараюсь вовлекать ребят в различные мероприятия. И тут две стороны медали. Первая: они должны ценить то, что у них есть, прежде всего - здоровье. А не капризничать, к примеру, из-за поломки мобильника в то время, когда их ровесники страдают от тяжелых заболеваний. А второе - учиться отдавать. Если в доме накапливаются заброшенные игрушки, я говорю: «Давайте отдадим их бедным деткам, им они нужнее». Они спокойно к этому относятся.

- В меценатстве большую роль играет доверие. Тяжело было искать спонсорскую помощь?

- Признаюсь, сложно. Когда тебя не знают, то зачастую подозревают в жульничестве. Поэтому первым делом мы работали на свою репутацию, обходились своими силами. Сейчас радует, что к нам уже сами приходят с предложениями. Речь не просто о финансовой помощи. Благодаря совместной работе с приютом «Краснодог» и детским благотворительным фондом «Синяя птица» удалось запустить программу «Солнце для лучшего друга. Краснодар»: на протяжении трех месяцев, с октября по декабрь 2016 года, подростки с синдромом Дауна посещали занятия в приюте для животных, учились ухаживать за ними. Для детей это было в какой-то мере социальной и профессиональной адаптацией. Сейчас они проходят дельфинотерапию. Под такие проекты очень сложно найти средства, потому что, во-первых, это недешево, а крупная фирма всегда поинтересуется будущим проекта, будет ли он продолжен, даже если прекратятся отчисления. Во-вторых, каждый хочет видеть результат своих вложений. Всякий раз, оказывая адресную поддержку конкретному ребенку, человек спрашивает: «А я увижу результат?» И если отвечаешь, что шансы у малыша выжить составляют 50%, то следует раздумье… Конечно, с частной точки зрения все логично, но хочется, чтобы человек делал добро бескорыстно вне зависимости от того, каков будет итог. Что касается разговоров о деньгах, мы держимся только на пожертвования от физических и юридических лиц. Помощь может быть регулярной либо адресной. Собранные средства раз в месяц распределяют между подопечными на заседании экспертного совета фонда.

- Благотворительные акции немыслимы без волонтеров. Но мой опыт сразу рисует угловатого студента с ящичком для сбора денег где-нибудь в торговом зале, и редко у кого возникает желание остановиться, услышать о чужой беде. А как вы подбираете помощников?

- Мы сотрудничаем с краснодарскими волонтерскими центрами. Недавно во время проводов Масленицы на Театральной площади нуждались в людях для выпечки блинов и нашли студентов монтажного техникума с санитарными книжками. Волонтером быть не просто. Нет такой специальности - благотворитель, человек сам чувствует, захочется ли ему действительно помогать людям, а значит учиться, набивать шишки. В нашем случае тоже пока не попробуешь - ничего не узнаешь. Только после проведения множества акций понимаешь, кого звать. Раньше мы хватались за всех подряд, ощущая острый дефицит добровольцев, а сегодня под каждый проект стараемся найти определенных людей. Главное, человек должен знать, куда и зачем пришел.

- Кто к вам может обратиться за помощью?

- Помощь может быть оказана любому ребенку. Главное, чтобы на руках были необходимые документы. Как юридическое лицо мы отчитываемся за все деньги перед госслужбами, регулирующими нашу деятельность, и публикуем отчеты на сайте.

- В кризис приходит сознание, что своя рубашка ближе к телу. Повлияло ли это на отзывчивость людей?

- Мне кажется, кризис на многое повлиял, не только на отзывчивость. Но есть и положительные тенденции: благодаря социальным сетям мамы детей с тяжелыми диагнозами быстрее находят друг друга, объединяются в союзы взаимопомощи. В Краснодаре действует много таких групп.

Анна Юркова

Дата: 16.03.2017