Топ 5 новостей

Бесплатно паркуйтесь и отдыхайте в новом парке

За последнее время парк Галицкого стал, пожалуй, самым посещаемым местом в Краснодаре.

Автограбителей ищут

Сотрудники Управления МВД России по Краснодару разыскивают парочку, которая грабит машины.

Новороссийская позеленеет

Только на участке улицы Новороссийской от Северной до Шевченко высадят свыше 1700 деревьев и кустарников.

Авария у Вечного огня

Две иномарки столкнулись у Вечного огня в Краснодаре. ДТП произошло вчера утром на ул. Октябрьской. Дорогу не поделили водители «...

За уничтожение деревьев придется ответить

В микрорайоне Гидростроителей из-за незаконной вырубки деревьев остановлено строительство целого жилого комплекса.



Архив газеты

Политика

Война, земля и мир
Фото: В особняке купца Рубежанского, расстрелянного в 1920 году, обсуждали уроки революции

Война, земля и мир

«Круглый стол к 100-летию октябрьских событий 1917 года стал совместной акцией «Краснодарских известий» и Общественной палаты Краснодара и прошел в рамках второго заседания дискуссионного клуба «Особняк». »

Почему «Особняк»?

Клуб так называют по двум причинам: во-первых, он заседает (раз в две недели) в особняке купца Василия Рубежанского, где прописалась сегодня Общественная палата Краснодара. А, во-вторых, здесь приветствуется особое мнение. Все участники дискуссии являются экспертами, мнение каждого здесь обязательно будет услышано. Что, кстати, важно для нашего общества, чтобы в дальнейшем не повторялись трагические события, разрушающие привычный мир до основанья.

В качестве экспертов мы пригласили: историка, писателя, кандидата технических наук Валентина Авраменко; историка и краеведа Виталия Бондаря; политика, депутата Государственной Думы, первого секретаря крайкома КПРФ Николая Осадчего, ученого-экономиста, помощника депутата Госдумы от КПРФ Александра Сафронова; историка, заместителя руководителя военно-исторического общества, члена Общественной палаты Краснодара Сергея Третьякова; историка, одного из основателей современного кубанского казачества, члена Общественной палаты Краснодара Федора Бунина и историка, первого атамана Кубанского казачьего войска Владимира Громова. Заочное участие в дискуссии принял профессор Виктор Юрченко.

Модератором выступил заместитель председателя Общественной палаты Игорь Коломийцев:

- Сегодня в нашем обществе тема октябрьских событий вызывает неоднозначное толкование. Было время, когда революцию 1917 года - ее тогда называли Великой Октябрьской социалистической, у нас считали главным событием нашей истории. На ее идеалах воспитывали молодежь. Но пришло время, когда эти события критикуют, отчасти демонизируют и пытаются представить как исключительное зло. Наша задача - разобраться, что же это было.

Закономерность? Влияние извне? Стечение обстоятельств?

- В последнее время стала популярной версия, - продолжил Игорь Коломийцев, - что революцию нам чуть ли ни навязали. Наняли Ленина: заставили немецкие деньги отрабатывать. И вот в 1917 году случился Октябрь. Как историку мне она кажется слишком легковесной. Авторы этой версии не понимают, насколько глубоким был кризис в Российской империи и насколько глобально он ее охватил.

Ведь не сразу был Октябрь. Вначале был февраль, и в этих событиях движущей силой являлись государственные сановники, сенаторы, представители истеблишмента. Они закрутили эту революцию, они заставили Николая отречься от престола. А потом уже пошла настоящая революционная стихия снизу: солдаты, матросы… 

Николай Осадчий:

- Такое масштабное крупное событие, которое оказало влияние на весь мир, не могло быть случайностью. Уже прошло более четверти века, как прекратил свое существование СССР. И это - четверть века негативной оценки Октябрьской революции. Но сейчас что-то меняется: Президент Российской Федерации Владимир Путин и в своем ежегодном Послании уделил внимание 100-летию революции, и своим Указом создал Оргкомитет для проведения мероприятий, посвященных этому событию. Пусть даже революция при этом не называется Великой Октябрьской социалистической.

Для нас же, коммунистов, величие этого события очевидно. И разговор о стечении обстоятельств отпадает тут сам по себе. Потому что эти события начались даже не в феврале 1917 года, а в первую революцию 1905 года, и даже еще раньше. Закономерность революции 1917 года подтверждается тем, что этому предшествовали несколько серьезных попыток народных движений изменить ситуацию.

Какова социальная основа, серьезная фундаментальная причина всех трех революций? Один из главных - земельный вопрос. Его нерешенность сама по себе создавала почву для социальных потрясений. Добавьте к этому отсутствие свобод, прав, исчерпанность самодержавия.

Виталий Бондарь:

- В том, что вы говорите, есть определенное противоречие - революция-то называлась пролетарской. И пролетариат был движущей силой - жители городов в аграрной стране. Если мы посмотрим на события 1905-1907 годов, все происходило в городах. В Новороссийске даже была создана Новороссийская республика.

А в 1917 году, с моей точки зрения, главным событием была не Октябрьская, а Февральская революция. Как писал русский философ Василий Розанов: «Россия (он имел в виду государство, а не страну) слиняла в три дня». Империя оказалась колоссом на глиняных ногах.

Революция никак не случайное стечение обстоятельств. На тот момент вертикаль власти не могла управлять государством. Не думаю, что мы за круглым столом придем к единому мнению - хорошо революция или плохо, но все три русские революции закономерны, и их движущей силой их был пролетариат.

Давайте скажем и о том, что с 1867 года, когда Екатеринодар сменил военный статус на гражданский, он уже не был чисто казачьим градом. Казаки или выселялись в станицы войска, или переходили в сословие мещан. Пролетарским город стал в 1890-х годах.

Владимир Громов:

-  Ко времени революции казачества было меньше, чем иногородних. Но казачеству принадлежало 70 процентов земли. А иногородние жили богаче - на арендованных казачьих землях.

Для революции действительно были предпосылки. То, о чем уже сказали другие эксперты, земельный вопрос и еще - национальный. Это были большие фундаментальные проблемы, но государство относилось с непониманием к необходимости их решения. 

Я считаю февральские события переворотом, который затеяла вся эта придворная камарилья, либеральные партии в Государственной Думе. Все они хотели рулить. Но когда им представилась эта возможность, оказалось, что для этого им не хватает ни ума, ни опыта.

Нужно еще учитывать: а война была, а народ уже устал от этого. Народ мечтал: дайте мир, дайте землю. И первые декреты были о мире и земле. Когда пришло известие о свержении царя, народ отнесся к этому спокойно. И казачество на первых порах относилось к этим событиям так же. Ведь оно было неоднородно по своему благосостоянию: если взять только кубанское войско, то 50% было средних, 25% бедных и лишь 25% богатых.

Можно было, наверное, спасти Россию от Октябрьской революции, если бы установилась военная диктатура. Генерал Лавр Корнилов мог бы выполнить эту роль, но Александр Керенский испугался - и страна покатилась.

Так что это все процессы созревавшие. Другое дело, куда это все потом пошло и какие были последствия.

Валентин Авраменко:

- Да, революция была не просто закономерна, но и назревала долгое время. А когда нарыв созревает долго, и при этом на него не обращают внимания, то в результате это выливается вот в такие формы.

Любая революция - это большие жертвы. Та же французская, но, в отличие от нас, в современной Франции торжественно отмечают День взятия Бастилии.

Идеи революции здесь, на юге, звучали очень активно. Если говорить о земельном вопросе, казаки никогда не имели много земли, чтобы вести хозяйство, - землю брали в аренду, я говорю, разумеется, о простых казаках.

А еще многих казаков призвали на фронт. Дали в руки оружие. Вернувшись с фронта, далеко не все казаки поддержали свое войсковое правительство. Поддержали многие как раз новую власть. И не только на Кубани. В других казачьих регионах тоже наблюдались эти процессы.

Игорь Коломийцев:

- Вот - очень важная мысль, на которую хотелось бы обратить внимание. Имперское правительство, получается, само во многом подготовило революционные события, когда вооружило народ, причем значительную часть населения - тех же крестьян, рабочих, казаков. Огромная опасность - при нерешенных задачах, глубоком социальном кризисе, огромном недовольстве еще и население вооружать.

Валентин Авраменко:

- Образно говоря, рекрутировали революционные настроения.

Сергей Третьяков:

- Революция - однозначно закономерность. А война - одна из ее существенных причин.

Александр Сафронов: - Да, безусловно, война имела огромное значение. Но есть и более фундаментальные причины: в течение 30 лет до событий Октября 1917 года Российская империя в своем развитии постепенно откатывалась назад, в сравнении с другими странами. Да, был рост, а не падение, но все показатели росли существенно медленнее, чем у других стран - наших основных конкурентов. Росли и финансовые долги. Финансы империи пришли в расстройство еще задолго до начала Первой мировой войны.

Валентин Авраменко:

- Существенно и то, что в России никогда даже экономические взлеты не повышали благосостояния народа. В этом одна из важнейших причин тех событий.

А вот Виктор Юрченко уверен, что если бы не убийство в сентябре 1911 года Петра Столыпина, то всё могло бы пойти совсем иным путем: «Благодаря столыпинским преобразованиям Россия в короткий срок изменилась настолько, что некоторые эксперты считали, что к середине XX века наша страна станет доминировать в Европе в политическом, экономическом и финансовом отношениях. После его гибели реформы стали сворачиваться. Что же касается собственно Октябрьской революции, приведшей к власти большевиков, то я согласен с В.А. Никоновым, исполнительным директором Фонда «Русский мир», который считает, что разрушение многовековых форм российской государственности произошло именно в феврале-марте 1917 года, когда было положено начало лавинообразной общественной дезинтеграции».

Владимир Громов:

- Но ведь и внешнее влияние тоже имело место. И в феврале, и в октябре. Нельзя сказать, что это решающий фактор, но он был. Не столько влияющий, я бы сказал, подталкивающий.

Игорь Коломийцев:

- У нас иногда преувеличивают это внешнее влияние. Но, между нами говоря, как Германия пыталась что-то себе заработать на территории России, так и Россия - в Германии. И точно так же поддерживала какие-то революционные группы в Германии. В этом мире всё взаимосвязано.  

Словом, все участники дискуссии (при разности оценок самих октябрьских событий) пришли к общему мнению: революция - закономерность.

Когда цена жизни - копейка

Второй вопрос нашей дискуссии: почему юг России и, в частности, Екатеринодар встали в оппозицию к Октябрю?

Игорь Коломийцев:

- Мы так сформулировали этот вопрос, но, когда изучаешь материал, то выясняется: на самом деле эта оппозиция не была ни тотальной, ни глобальной. А наиболее кровавые сражения происходили по следующим причинам. Помимо того, что здесь серьезной силой выступало казачество, надо иметь в виду, что сюда, на юг, ближе к портам, хлынула масса людей из центра - Петербурга, Москвы, причем представители элиты общества. Когда некоторые из них уехали за границу, какая-то часть оставалась на юге России и сыграла свою роль в формировании Добровольческой армии и Белой гвардии.

Владимир Громов:

- Ситуация у нас была схожа с той, что показана в «Тихом Доне». Когда с фронта возвращались казаки, многие из них георгиевские кавалеры, они устали от войны, и первые полгода спокойно относились к новой власти. Их принцип был: не трогайте наши земли. Но за эти полгода казачество увидело: ого, это не то, чего мы ожидали. Ведь начались продразверстка, продналог. И это не могло не вызвать обратной реакции. Когда уже хлебнули, в годы Гражданской войны 35 тысяч кубанских казаков было только в армии Деникина. Но поначалу казаки были осторожны и наблюдали: к чему эти события приведут?

Николай Осадчий:

- В корне не согласен с тем, что весь Екатеринодар встал в жесткую оппозицию к Октябрю. Недавно читал труды А.И. Деникина, где он приводит любопытные цифры: если в 1918 году, когда казачество в результате радикального изменения его статуса качнулось в эту сторону, кубанцы составляли две трети его войска, то уже в конце 1919-го их оставалось 15 процентов. Здесь были разные настроения.

Виталий Бондарь:

- Казачество на протяжении нескольких столетий прошло  путь от сообществ вольных людей, носителей антигосударственного начала, как их называл Сергей Михайлович Соловьев, до мощнейшего оплота самодержавия.

Когда произошло свержение императора, что сказал атаман Бабыч? Это - в столицах, а здесь мы ничего не меняем. Все было спокойно, пока не началось движение снизу. Первое столкновение с красными вооруженными частями произошло в Энеме у покровцев - Кубанского добровольческого отряда под командованием капитана Покровского, основной военной силы краевого правительства, - штаб их размещался в будущем Дворце пионеров, а на тот момент это было здание первой мужской гимназии. И это уже 1918 год.

Был у нас такой замечательный старожил - Филипп Кириллович Моисеенко. Он получил первый офицерский чин в Александровском реальном училище. И в составе покровцев попал под Энем. Там победили белые, но подразделение, где служил Моисеенко, было рассеяно. Его подобрали отступавшие красные. И он среди них увидел бывших офицеров. Он сам был слишком юн, и как многие другие, - не понимал, что происходит…

14 марта 1918 года в Екатеринодар вошли красные отряды. Меньше, чем через месяц начался штурм корниловцами. После гибели Корнилова они отступили. И Добровольческую армию возглавил Деникин. В августе она вернулась и выбила красных.

Виктор Юрченко:

- На юге России тесно переплетались острые национальные и социальные противоречия. Казачество оказалось в рядах враждебных друг другу армий. Участвуя в сражениях в составе Белой и Красной армий, пережив бесчеловечную большевистскую политику расказачивания, казаки понесли огромные людские потери. Гражданская война стала трагедией для всего казачества, для всей России.

Владимир Громов:

- Что касается террора, то руки были в крови по локоть и у тех и у других, на войне цена жизни - копейка.

История - без сослагательного наклонения

Игорь Коломийцев напомнил, что в ходе Гражданской войны уничтожались целые сословия: предприниматели, атаманы, главы, священники…  За границей оказалась вся оставшаяся в живых элита:

- Ломали не просто личности, а судьбы целых сословий. А вот западные страны из наших событий извлекли свои уроки. Там появился 8-часовой рабочий день, определенные социальные блага, профсоюзы стали добиваться чего-то, борясь за права трудящихся. А вот что нашей стране дал Октябрь и что он забрал?

Александр Сафронов готов поспорить со всеми противниками Октября и доказать, что эти события спасли и нашу страну, и жизнь людей:

- Временное правительство было полностью не способно удержать власть. Большевики спасли Россию, сохранили ее территориальную целостность. И создали предпосылки, чтобы выстоять в годы Великой Отечественной войны. Да, часть элиты была репрессирована. Но ведь и немалая часть элита присягнула красной власти, приняла ее.

Валентин Авраменко:

- В результате революции образовалось такое сильное государство, как Советский Союз.

В свою очередь, эту точку зрения не разделяет Игорь Коломийцев:

- А что, Российская империя не была сильным государством? Если Корнилов бы остался в живых, сплотил бы Белое движение и оно сумело бы победить - разве у России не было бы будущего?

Дискуссии в «Особняке» интересны тем, что приходят не только эксперты, но и зрители. Одним из них оказался Александр Травников, которому  модератор предоставил слово «от зала».

- Российская империя была единой и неделимой. После ее распада образовался СССР. И только по прошествии еще нескольких десятилетий Россия стала самостоятельным субъектом истории.

История не знает сослагательного наклонения, об этом напомнил Виталий Бондарь:

- В действительности произошло то, что произошло. Иначе мы выйдем за рамки научного подхода. Если брать непосредственно послереволюционные годы - это был только взаимный белый и красный террор. Вот что дала революция в самое ближайшее от нее время - уничтожение людей.

А что было потом, это совсем другое дело. Мы можем сказать, что в 1970-80-е годы у нас в СССР была лучшая система здравоохранения, в частности -  профилактики заболеваний, лучшая система образования, в том числе подготовки кадров и т.д. Но это уже было несколько десятилетий спустя.

Революцию делает народ, а пользуются ее итогами личности. И эти личности затем переходят к тем же методам управления, что и привели к революции.

Николай Осадчий:

- Октябрь дал людям социальные лифты, и много людей снизу благодаря этому смогли подняться. Это те люди, которые при прежней дореволюционной системе отношений вряд ли смогли бы вообще подняться.

Виктор Юрченко:

- Опыт социализма как альтернативы капитализму благодаря Октябрьской революции помог человечеству понять возможность перехода к новой формации - интегральной.

Владимир Громов:

- После революции была определена государственная идеология построения социализма. Она овладела массами. И то, что имеем, -  это во многом ее последствия.

Но если говорить о революции, давайте помнить классика: страшен бунт. Революция - по большому счету - это слом всего и вся. Чтобы его не допускать, нужно решать проблемы, которые стоят перед обществом, прислушиваться к народу.

- Многие проблемы, которые существовали в Российской империи, - подытожил Игорь Коломийцев, - не были решены и Октябрьской революцией. Проблемы свободы, конкуренции политических партий, выборности власти, ответственности перед населением. Не возникло в советские годы и гражданского общества. Мы свободно высказываем свое мнение за круглым столом. Вы можете представить такой круглый стол в советский период? Могли бы мы открывать рот и рассказывать про красный террор?

Революция - многоплановое, сложное явление, но его не вычеркнешь из нашей истории. И это событие, которое мы будем вспоминать не только, когда пройдет 100 лет. Но каждый дает для себя свою оценку. Считаю, что из-за Октября Россия больше потеряла. Но это - моя субъективная точка зрения. А главный вывод -  давайте не доводить страну до революций.

Записала Ирина Груба

Дата: 13.10.2017